"Мягкое" мужское наказание

Это второй рассказ трилогии
«Американский Центр наказаний»:

Визит в центр наказаний
"Мягкое" мужское наказание
Король вечеринок

I.

Мы, четыре пижона, сидим в зале ожидания Центра наказаний, нервничаем и ожидаем своей участи. Джей, Денни и Джош так же встревожены, как и я.

Мы друзья с колледжа, 19-20 лет, молодые и неопытные. Мы всего лишь хотели выкурить немного травки. Небольшое дело, как мне казалось, но рука правосудия оказалась очень тяжела.

Вдобавок, мы были настолько глупы, что курили траву в общественном месте. Когда я заметил двоих полицейских в парке, появившихся из ниоткуда и приближавшихся к нам, я понял - мы попались.

Денни завёл тираду объяснений, будто мы просто сидели в темноте, обсуждали девушек и смотрели на звёзды. Эти попытки лишь рассердили стражей порядка. Всё стало ясно, когда они сказали вывернуть наши карманы и открыть сумки. У Денни было много марихуаны, достаточно, чтобы упрятать его за решётку как дилера.

Я, Джей и Джош были чисты, но копы предложили нам сделку – поделить между всеми содержимое и спасти друга от долгого тюремного срока. Так никто из нас не должен был сесть в тюрьму, потому что предел для дилера выше, чем одна четверть от конфискованных 60 граммов.

«Вы здесь заодно», - начал коп, «И если кишка не тонка, спасите друга. Может вас приговорят к исправительным работам, а может, и еще легче. Вы расплатитесь за дружбу, но сделаете правильную вещь, парни», - сказал он.

Он был прав. Нашим долгом было спасти Денни, ведь тут совсем не было его вины (честно говоря, этот чёртов парк предложил я), а 5-10 лет тюрьмы могли разрушить его жизнь.

В конце концов, мы получили по 3 месяца исправительных работ (в парке и на озеленениях штата), а также «мягкое наказание», которое было новым видом физического наказания для мужчин. Мягкое наказание уже широко применялось, хотя и было включено в свод законов лишь полгода назад. Судьи стали назначат его за любое мелкое правонарушение, почти без исключений.

Теоретически, мягкое наказание должно быть легче, чем специальное наказание для мужчин (жесткое наказание гениталий), которое применялось за более тяжкие преступления. Но многие утверждали, что и оно ничуть не лучше.

Я надеялся избежать физического наказания до последнего момента. Но «мягкое наказание» стало весьма популярным среди судей, и они назначили его нам.

Уже три дня спустя мы сидели в зале ожидания Центра наказаний, чтобы заплатить наш «штраф». Конечно, Денни был счастлив от нашего благородного поступка, но это не избавляло его от нервозности. У нас не было полного представления о наказании, но главная составляющая была известна – это избиение розгами наших пенисов. И эта перспектива действительно ужасала.

Кроме нас в зале уже сидели два незнакомых парня. Мы представились друг другу, но не стали продолжать разговор. Служащий проверил наши бумаги, и мы сели и стали молча глядеть то в пол, то на настенные часы.

На часах 2 часа 10 минут. Наше наказание назначено на 2 часа, но служащий не приглашал нас.

Одного из парне звали Шон. Он был здоровым мускулистым парнем 26-28 лет. На сильном подбородке красовалась трёхдневная щетина. Одет был в серые тренировочные штаны и синюю футболку, рядом стояла спортивная сумка. Он выглядел так, как будто только что пришел с тренировки. Он хоть и демонстрировал мужественность, но явно был в подавленном состоянии.

Второй парень, Джон, выглядел старше, около 35 и, возможно, был женатым, судя по обручальному кольцу. Он был меньшего роста, коренаст, красив, щеки с небольшой бородой. Я отметил его сильно волосатые руки.

«Эй, а что вы натворили, что оказались здесь?», - спросил их Джош.

Джош самый дружелюбный из нас, с открытой душой и широкой улыбкой. Ирландский  парень, единственный сын своей матери. Они эмигрировали в штаты два года назад. Рыжий парень с веснушками и стройный. Он изучал физику, имел страсть к математике и много пил. Он был ботаником, но... классный парень.

«Превышение скорости», - ответил Джон. «Я торопился. Это было глупо».

«Чего? Физическое наказание за превышение скорости? Это странно», - возмутился Денни.

«Я сшиб знак на президентской трассе. Никто не пострадал, хотя там был пешеходный переход и много людей. Как я уже сказал, это было опрометчиво», - ответил искренне Джон. «А ты?»

«Марихуана. В парке. Патруль взял нас», - сказал Денни.

«Вы счастливчики, что вас не подвели под статью как дилеров», - заметил Джон.

«Ну, у нас было совсем немного зелья», - соврал Джош.

Шон оставался молчаливым за всё время разговора. Казалось, он не обращал внимания на нас.

«Ты что наделал?», - спросил его Джон.

«Ничего», - прозвучал угрюмый ответ. Я решил, что он не желает говорить с нами, но после долгой паузы он продолжил.

«Грубое нарушение общественного порядка, так судья решил.»

«Почему?»

«Этот ублюдок пялился на мою девушку весь вечер! Что мне оставалось делать? Я ударил по его харе пивной кружкой! Какие-то уроды вызвали полицию, хотя никого из них я и не думал трогать».

«Да, иногда случается дерьмо», - осторожно заметил Джей.

Я хочу представить двух других друзей. По правде, Джей совсем не мой друг. Мы проводили много времени вместе, потому что он одноклассник Денни, а Денни мой лучший друг.

Сперва он мне нравился, но мы не сильно сдружились. Около двух месяцев назад Сара, моя девушка, бросила меня и неделю спустя начала встречаться с Джеем. Он утверждал, что Сара никогда мне не изменяла, но я думаю, он соврал.

Я знаю, мы расстались навсегда, и у меня нет причин винить их двоих, но на Джея я до сих пор смотрю как на соперника.

Я должен добавить, что Джей горяч: высокий, сложенный как пловец, блондин, гладко выбрит с сияющими голубыми глазами.  Он из той породы, которой восхищаются как женщины, так и мужчины.

Он не глуп, но за его внешностью, я думаю, скрывается скучный человек. За два года знакомства я не припомню, чтобы он удачно пошутил или сказал нечто интересное.

Денни мой друг детства. Он мне как брат, потому что у меня нет братьев. Возмужав, он стал горячим парнем, особенно когда начал ходить в тренажёрный зал. Раньше он был кожа да кости, а теперь играл мускулами. Хотя он остался невысоким, изменения в его фигуре заметили все девчонки в колледже. А я теперь должен выслушивать его долгие разговоры о витаминах, протеинах и т.д.

«Ты знаешь в чем состоит наше наказание?», - спросил Шон.

«Избиение члена тростью», - ответил Джон спокойно. «Я думаю, это адски больно!»

«Блядь! Какой ёбанный извращенец выдумал пороть член?», - выругался Шон.

«По крайней мере, наши яйца и задницы нетронут!», - сказал Джош.

«Как долго... ты искал эти плюсы?», - съязвил Денни.

В этот момент открылась дверь и в зал ворвался парень. Он спешил и оттого тяжело дышал. Взъерошенный, он быстро подошел к столу служащего.

«Абдель Халам?», - спросил его клерк.

«Да», - ответил парень.

«Мы не допускаем опозданий по повесткам», - очень серьезно сказал клерк.

«Извините!», - промолвил Абдель, но, казалось, он не сильно раскаивался.

На вид ему 19-20 лет, сын арабских переселенцев, хорошего телосложения, черноглазый и с короткими кудрями на голове. Его подбородок был обрамлён тонкой полоской тщательно подровненной щетины. На парне одеты обычные уличные джинсы и футболка.

«Вскоре ты пожелтеешь по-настоящему!», - сказал с усмешкой клерк.

II.

В этот момент зашел мужчина в тёмно-синей форме. Он был словно гора из мышц с выбритой головой и квадратным подбородком. Даже Шон выглядел карликом по сравнению с ним.

«Так, ребята, давайте пошевеливаться! Мы и так опаздываем!», - воскликнул он. «Моё имя Хенк, я ваш офицер-исправитель»,

Сердце моё сжалось. Мы не могли сбежать и надеется на чудо. Служащий и офицер ждали только Абделя.

Хенк открыл дверь, и мы вошли в комнату с жёлтыми скамьями. Интерьер не внушал страха будто мы пришли в бассейн или тренажёрный зал.

«Проглотите по таблетке, разденьтесь и ждите», - буркнул Хенк и протянул блистер зеленых таблеток Джону. Он быстро проглотил одну.

«Глотайте и раздевайтесь!», - проинструктировал Хенк. Упаковка пошла по рукам.

«Для чего это?», - поинтересовался Джош.

«Для стояка! Я должен увидеть 7 голых парней, когда вернусь», - сказал Хенк и вышел.

Мы были удивлены и сконфужены. Минуту все стояли в оцепенении.

«Я думаю, надо раздеваться», - произнёс Джош и начал стягивать с себя одежду.

«Давайте», - подхватил Шон и дёрнул плечами. Все быстро последовали его примеру.

«Как думаешь, нам надо снимать это?», - спросил Джош, оставшись в своих трусах-боксерах.

«Сто пудов!», - ответил Денни.

«Ты думаешь, мы пойдем все вместе?», - поинтересовался Джош.

«Кажись!», - был ответ Денни.

«Это нас сблизит!», - пошутил Джош, но покраснел.

Он стянул трусы. Вслед за ним все невозмутимо сняли трусы, как будто это было обычным делом. Самым странное то, что мы не пошли в душ и не одели плавки для бассейна, а сидели голые, смотрели друг на друга и ждали.

Я оглядел парней. Денни был более накаченным, чем я его помнил. Он превратился в настоящего тренажёрного кролика (gym bunny) с огромными бицепсами и шестью кубиками пресса. Его мощная фигура с лихвой компенсировала низкий рост. Верхняя часть тела Денни была гладкой, а вот ноги и лобок довольно волосаты.

У Джея тело с идеальными пропорциями и от природы безупречно гладкая белая безволосая кожа.

Джош был худым, высоким парнем с веснушками, с длинными руками и ногами и волосатым лобком. Очевидно, что он и часа жизни не провел в тренажерном зале.

А вот голого Шона стоило видеть. Его сильное тело было создано физическим трудом, а не упражнениями в зале. У него массивные банки, широкая грудь и рельефные икры. Левая часть его торса была украшена абстрактной татуировкой из синих и красных колец, волн и закорючек.

Джон был средним, но выглядел хорошо для своего возраста. Коренастый, крепко сложенный парень с округлыми ягодицами и волосатым телом. Над его лобком было немного жира, но до пивного животика ещё далеко.

Абдель жилистый, кожа оливкового цвета, в соске пирсинг. Его ноги были покрыты вьющимися чёрными волосами, но на груди красовался лишь маленький кустик.

Конечно, я глянул и на члены парней. Вялые и сжавшиеся у всех пенисы раскрывали наш общий испуг и волнение. И даже у Шона, который на лицо выглядел так бесстрашно.

Джей, с начисто выбритыми промежностью и гладкими яйцами, походил на 13-летнего подростка с маленькой, сморщенной, но плотной мошонкой. Это было забавно.

Я, Денни и Джон подстригали свои лобки, а Джош, Шон и Абдель взрастили настоящие кусты. У Шона и Абдель писюны совсем скрылись в волосах. Я очень удивился, что обрезаны лишь я, Джей  и Денни.

Я решил, что Абдель или христианин, или его родители не очень набожные мусульмане, ибо его залупу скрывал очень длинный капюшон крайней плоти.

«Как вы думаете, сколько палок мы получим?», - поинтересовался Абдель.

«Двадцать ударов», - ответил Джон.

«Ух! Я думал, такое наказание носит только символических характер», - добавил Абдель.

«Н-не-ее уверен, что наказание будет символическим!», - произнёс Денни.

«Извините, парни, но у меня встает. Но это не потому, что вы такие красавцы. Похоже, это таблетка», - сказал Джош.

Я взглянул на его отросток - он наполовину стоял. Я почувствовал, что и моё мужское достоинство зашевелилось. Эрекция происходила против моей воли, ненамеренно, и я не мог сдержать стояк, как я ни старался. То же случилось и с членами всех остальных ребят. Через 2-3 минуты у всех члены стояли колом.

У Шона ствол поднялся последним. Он крупный парень, и таблетке потребовалось больше времени.

«О, давайте сядем в кружок и устроим вечеринку дрочеров!», - пошутил снова Джош. «Жаль, что нет порно».

Я думаю, он был смущён не меньше других, просто пытался поднять себе настроение.

«Я не понимаю, для чего это нужно?», - сказал Джей, глядя на свой стоящий член.

«Надо думать шире. Я могу сказать, что им нужна поверхность для трости. А в обычном состоянии площадь члена небольшая», - пояснял Джон холодно, словно учитель. Вероятно, он решил, что пройдёт через всё наказание не издав ни звука.

«Потому что они ёбанные извращенцы, вот почему!», - сказал Шон.

«Я и понятия не имел, что всё будет так!», - произнёс Абдель и покачал головой.

Вернулся офицер Хенк и оглядел нас с головы до ног.

«Я вижу, вы готовы», - сказал он. «Вперёд, в комнату исправления».

Хенк указал на соседнюю дверь. Джон встал на ноги и вошел. Мы последовали за ним.

Комната была почти пуста, довольно просторная, но без окон. Посередине был сооружен небольшой подиум. На нем полукругом стояли странные стойки в количестве семи штук. Они были сделаны из обычного бесцветного плексигласа.

С первого взгляда конструкции напомнили трибуны ораторов или пюпитры, но только необычно низкие. Над пюпитрами были закреплены изогнутые стальные коромысла с широкими кожаными манжетами. Их назначение было очевидно.

У оснований стоек расположились прочные оковы для ног, а на полу пары желтых наклеек изображали следы босых ступней.

«Распределитесь по стендам!», - скомандовал Хенк.

Я подошёл к первой стойке справа и поставил ноги на жёлтые отметки. Денни пошёл ко второй, Джей к третьей, Джош к четвёртой. Следующими были Шон и Абдель, и к последнему месту на другой стороне отправился Джон. Он смотрел мне в лицо через пугающую пустоту середины круга.

«Возьмитесь за штангу над головой!», - указал Хенк. Он обошёл всех по кругу и поместил наши руки и ноги в манжеты. Подойдя к Джону, он понизил стойку до уровня паха. Высота пюпитров регулировалась как сиденье велосипеда. На краю "стола", ровно посередине, был небольшой вырез.

«Прижмись к стенду!», - сказал Джону Хенк.

Он подтолкнул Джона к стенду и закрепил его ремнями через поясницу и задницу. Теперь Джон был крепко пристёгнут к пюпитру. Его член находился над "столом" , а яйца болтались в вырезе.

Хенк по очереди притянул нас всех ремнями к пюпитрам. Ремни были застегнуты очень плотно, и я  даже слегка не мог пошевелить тазом. Оторвать себя от стойки не было никакой возможности. Всё было продумано: стенды позволяли хлестать наше члены, сохраняя в безопасности яички.

«Они скоро начнут», - подумал я. Серьёзность подготовки заставила меня напрячься. До этого я считал, что наказание будет хоть и унизительным, но скорее детским и не очень бОльным.

Было странно наблюдать, что наши стволы выставлены как товары на рынке. Разница в размерах, цветах и формах бросалась в глаза. Конечно, я сравнил свой пенис с чужими.

Меня порадовало, что член Джея оказался меньше моего. Его белый прямой член был около 14 см. Хер смотрел в небо, а маленькая бледно-розовая головка напоминала наконечник копья. Мой "дружок" выглядел куда лучше, не говоря уже о членах остальных ребят.

Я много раз видел голого Денни, но я никогда не видел его эрекции. Его член был хорошим, но не очень большим, всего 15 см. Почти прямой с двумя выпуклыми венами и головкой в форме шлема. Член Джоша был больше, особенно в обхвате, толстый ствол был усыпан веснушками. У Джона был обычный, короткий и загнутый влево пенис.

Самые интересные экземпляры принадлежали Шону и Абделю. Раньше я не видел ничего подобного.

Инструмент Шона был мощным и огромным, с блестящей широкой грибовидной головкой. На глаз я определил его длину в целых 23 см, но о точном размере говорить трудно, так как фаллос странно изогнут. Он изогнут влево и вверх очень сильно, головка пениса указывала на пупок почти перпендикулярно животу.

Хер Абделя был около 20 см, темный и довольно тонкий. Его длинная крайняя плоть полностью покрывала головку, несмотря на эрекцию. Мня показалось это странным, ведь члены Джоша, Шона и Джона выглядели по-другому. Их головки были открыты и я решил, что при эрекции так должно быть у всех нормальных необрезанных членов. Очевидно, что у Абделя чересчур длинная крайняя плоть.

Хенк подошел к белому медицинскому шкафу у стены. Я думал, что он принесет трость, но он достал... ножницы..., подошел к Шону, схватил и потянул его за член. Лицо Шона моментально побледнело.

«Эй, эй, чувак, какого хуя ты делаешь?», - запаниковал Шон.

«Обрезаю кусты», - сухо отреагировал Хенк.

«О'кей, валяй!», - с облегчением произнес Шон.

Вскоре, без густого кустарника, фаллос Шона стал казаться еще больше. Офицер быстро подстриг лобки Абделя и Джоша.

Хенк вернулся к шкафу и взял тюбик какой-то мази. Выдавив немного на руку, он начал тщательно втирать мазь в член Джона. Короткий член скрывался большими ладонями Хенка. Фактически, он дрочил ему ствол, но Джон не произнёс ни слова. Хенк проделал тоже с остальными, но только Джош решился спросить что это.

«Дезинфекция. Плюс, она добавит чувствительности коже», - ответил Хенк.

«То, что сейчас нужно», - добавил он зловеще.

Когда он массировал член, я чувствовал теплоту и покалывание. Я запомнил, что эти ощущения небыли неприятными.

Следующий этап подготовки был совсем неожиданным. Хенк взял прозрачный пакет, который был наполнен множеством блестящих металлических стержней разных размеров.

«Теперь я должен зафиксировать ваши петухи. Это будет очень неприятно, но... так надо. Когда я начну засовывать зонды в уретру, вдохните побольше воздуха и зажмурьте глаза».

Все парни неподдельно занервничали. Я почувствовал, что в конце концов грохнусь в обморок от этих наказаний. Шон и Абдель начали дергаться, шатать стойки и вырываться из манжет. Джон, которому посчастливилось стать первым, заумолял Хенка.

«Нет! Не надо, Хенк! Это не нужно! Нас приговорили к порке члена, и мы все готовы выдержать её. Но внутрь это жестко. Мой друг из Центра наказаний в Нью Йорке, он... Он рассказал мне всё... . Член должны зафиксировать зажимом или ремнем, и без боли», - пытался отделаться от Хенка Джон.

«Мне плевать, что там наплёл твой друг. У каждого Центра свои методы. Это наш метод, и это часть наказания. Вас направили на экзекуцию, и моя работа делать больно. Вскоре вы вообще пожалеете, что родились с отростками. Терпите и принимайте всё как мужчины!», - ответил Хенк. Это была самая длинная его  фраза за всю процедуру наказания.

«Пожалуйста, чувак, это несправедливо. Я согласен с приговором, с избиением члена, но с этим…», - отчаянно парировал Джон.

«Мне нет разницы, с чем ты соглашаешься, а с чем нет», - коротко отрезал Хенк. «Но есть разница в том, как я вставлю зонд в твою дырку. Я могу ввести со смазкой не спеша и нежно, а могу грубо и резко засадить в уретру на сухую. Заткнись или лишишься смазки. Это же касается и всех остальных».

Все замолчали. Воцарилась гробовая тишина. До меня дошло, что Хенк – садист по натуре!

«Ты – ёбанный извращенец! Пидр!», - крикнул Абдель.

"Кажется, Абдель сошел с ума", - промелькнула мысль в моей голове.

«Мальчик, ты покойник!», - прошептал в ответ Хенк.

III.

Хенк скрыл собой Джона, и я не видел как стержень входил в член, а лишь слышал жалобный стон, вскрики и мычания. Но зато я отлично видел, как Хенк всовывал зонды остальными парням. Хенк прошел мимо Абделя и подступился к Шону. Он выбрал прут подлиннее который щедро смазал смазкой. Шон побледнел.

«Тебе не повезло иметь кривой член. Они доставит много хлопот!... Тебе!», - произнес с легкой усмешкой Хенк.

Хенк схватил большой член Шона, выдавил каплю смазки на головку и поднес стержень к отверстию. Далее Хенк стал уверенно проталкивать стержень внутрь члена.

«Аггррррржжж!!!», - зарычал Шон. Его глаза вылезали из орбит, а сам он хотел отстранится от стойки. Мускулы напряглись неимоверно, бицепсы были готовы взорваться. Но любое сопротивление было бессмысленным. Прут медленно, но непрерывно скрывался в плоти необычно кривого пениса.

«УУуууугггггхххх! Пее-рее-стань! Чертовски больно!», - умолял Шон. Слёзы выступили на глазах и стекали по щекам несчастного парня.

Хенк закрепил конец зонда в зажиме на столе пюпитра. Член Шона был прижат к столу и теперь выглядел прямым. Кривизна члена была искусственно выпрямлена силой несгибаемого стержня. У Шона это вызывало крайне болезненные ощущения и парень не переставал ныть и извиваться.

Шон пытался стоять на цыпочках, чтобы облегчить страдания. Хенк был прав – кривизна пениса не хило добавила боли.

После Хенк подошёл к Джошу и повторил процесс. Пухленький член Джоша был быстро нанизан как сосиска на шампур.

Когда очередь дошла до члена Джея, я не мог сдерживать своей радости. По крайней мере, Джей заслужил эту муку, подумал я.

Вскоре член Денни постигла та же учесть. Раздался непродолжительный рёв, и... Хенк перешел ко мне. Процедура оказалась гораздо болезненней, чем я предполагал.

Я чувствовал, как пенис разрывается от напряжения, он горел изнутри огнём. Ощущение твёрдого стержня в уретре было невыносимым. Кончик зонда остановился где-то у самого основания.

Абдель единственный из нас, чей член пока отдыхал. Но я знал, что Хенк припас в арсенале нечто особенное, с изюминкой для этого пацана. Когда палач подошёл к Абделю, тот стоял в ужасе с широко раскрытыми глазами.

Офицер достал очередной зонд из пакета и со смаком продемонстрировал его парню. Стержень отличался от остальных. Он был толстым, поверхность ребристой, а конец сходил на конус.

"Шампур" был бы огромным даже для таких толстых членов, как у Шона или Джоша, а, как я говорил, пенис Абделя длинный и тонкий. Я не представлял, как в его член будет вставлен этот ужасный стержень.

«Эй, эй, чувак, я чертовски сожалею. Я был засранцем, но прости! Пожалуйста, возьми обычную палку», - умолял Абдель. Сейчас он был по настоящему напуган.

«Ты знаешь, что это?», - спросил Хенк.

Абдель покачал головой.

«Экстра большой расширитель уретры. Его применение разрешено по личному усмотрению офицера исправительного Центра», - ответил Хенк. «И я должен заметить, это несколько опасный инструмент!»

Хенк вынул из пакета самый длинный уретральный буж, но стандартного диаметра.

«Какой из них ты выбираешь?», - спросил он.

«Тот, что тоньше,... пожалуйста...», - промямлил Абдель.

«Повторяй за мной: Пожалуйста, сэр, введите в мой член зонд потоньше! Умоляй меня, мальчик!», - произнес Хенк с насмешкой.

На это было унизительно даже смотреть.

«Пожалуйста, сэр!...», - запинался Абдель. «Введите в мой член... тонкий прут!», - завершил он с покрасневшим лицом.

«Как пожелаешь», - сказал Хенк, смазывая зонд.

Оттянув крайнюю плоть, Хенк обнажил темно-красную влажную головку Абделя. Садист приставил буж к уретре, раздвинул крошечные губки, и начал играться зондом. Он медленно и неглубоко вводил и выводил зонд в небольшое отверстие. Абдель дрожал от страха.

Следующее движение Хенка было резким и сильным, прут полностью погрузился в член юноши. Экзекутор безжалостно вогнал стержень на всю длину.

«Уууууххххххх, ааааааа!», простонал Абдель сквозь крепко стиснутые зубы. Он вцепился в перекладину над головой с такой силой, что побелели пальцы.

«Стой! Слишком большой!», - умолял он.

«Будь мужиком, мальчик!», - сказал Хенк.

Хенк трижды, с наслаждением, полностью вталкивал, а затем выдергивал штифт из члена. Потом опять всунул и остановился. Еще мгновенье, и член Абделя лежал на столе как и наши. Его длинная крайняя плоть сама скользнула, скрыв головку.

Все приготовления завершены. Мы были готовы к наказанию. Наши пенисы продезинфицированы, выпрямлены и жестко закреплены на стойке. Шон по-прежнему стоял на цыпочках, мыча от боли. Загорелое лицо Абделя стало серым от страха. Джош тяжело дышал. Я никогда ещё не чувствовал себя таким беспомощным.

Хенк взял в руки узкую трость. Она была длинной около метра из чёрного гибкого пластика с деревянной ручкой. Хенк потряс тростью и внезапно ударил ей Джона по ягодицам.

«Йоууу», - воскликнул Джон. «Эй! Что делаешь?», - спросил он удивленно.

«Проверяю!», - ответил Хенк.

Вдруг, резко замахнувшись, Хенк махнул тростью прямо посередине стола, где располагался пенис Денни. Почему он выбрал его? Я полагал, что Джон будет первым, но Хенк решил иначе.

«Йеоууууууууу!», - пронзительно закричал Денни, когда трость хлестко опустилась  на его причиндал. Очевидно, боль была резкой, острой и неожиданной. Не успел он опомниться от шока, как следующий удар пришёлся в основание члена.

Штаааааааааааааааааааахххххххххххххххххх!

Экзекуция происходила рядом со мной, прямо перед моими глазами. Если бы я только не был скован в оковах, я бы обхватил член друга и защитил его от серии безжалостных ударов. Но я был связан и бессилен помочь.

Штах! Штах! Штах! Хенк работал ритмично, покрывая точными ударами пенис Денни по всей длине, начиная от корня и до самого кончика. Каждый раз он опускал трость в полную силу.

«Помогиииииите! Помогиииииите мне!», - кричал Денни.

Денни пытался всячески отдалится от пюпитра и избежать ударов, но тугие поясные ремни крепко удерживали его тело. Стойка словно сама тряслась от боли вместе с ним.

Его пораженный член скользил туда обратно, то и дело насаживаясь на  уретральный буж. Денни фактически трахал свой фаллос зондом, причиняя этим дополнительную боль.

Трость снова и снова попадала на одни и те же места. На коже появились сначала красные полосы, а потом и уродливые испещеряющие член рубцы.

«Прекрати! Прекрати!», - орал Денни, захлёбываясь от боли.

Я заметил капли крови на прозрачной поверхности стойки.

«Остановись, пожалуйста! Оставь ему член!», -  просил я Хенка.

«Восемнадцать, девятнадцать, двадцать», - подсчитывал он. «Всё парень! Твой штраф уплачен», - объявил Хенк.

Мы были ошеломлены и испуганы жестокостью этого наказания. Красивый член Денни менее чем за пять минут превратился в кровавое месиво! Пенис быстро опадал, несмотря на принятое лекарство, возможно, из-за травмы. Он остался возбужден лишь наполовину. Денни всё ещё плакал и скулил.

«Он больше не мужик», - пролепетал Шон.

«Я опытный офицер-исправления», - объявил Хенк. «Синяки поверхностные. Они заживут через две недели без каких либо последствий. Каждый получит точно такую же порку».

В следующий миг трость со свистом ударила пенис Джея.

«Мйоуууууууууууу!», - заорал он.

Больше я не желал ему боли. Я стал воспринимать его не как соперника, а как товарища по несчастью. Душераздирающее крики Джея были еще ужаснее воплей Денни. Но никто эту пытку молча и не стерпел бы.

Вскоре Джош завизжал как недорезанный поросенок. Потом Абдель отчаянно умолял о пощаде. Только Шон выдержал первый удар по члену без крика и слёз.

Шон сжал зубы так, что они скрипели, глаза были широко раскрыты, как блюдца. Но второй удар пришёлся на головку, и он завопил. Следующие минуты он непрерывно визжал фальцетом.

Я не могу в точности описать мои страдания, я просто не найду нужных слов для этого. Упругая трость, резкие удары, металлический стержень, трахающий мой член, - всё слилось во всеобъемлющей дымке боли, которая полностью поглотила меня. Я был в таком шоке, что и не понял как закончилась моя порка, и не помню как Джон получил своё наказание сразу после меня.

Наказание закончилось. Мы рыдали, наши пенисы стояли лишь на половину. Члены были мокрыми и красно-фиолетовыми от крови и синяков.

Хенк подошёл к Денни, отомкнул запястья и бросил ключ на пюпитр. Денни должен был сам отстегнуть поясной ремень, вытащить уретральный зонд из члена и освободить ноги.

"Передай ключ друзьям. Зонды оставьте на стойках", - скомандовал Хенк. "Если стручки не заживут за две недели, сходите к врачу."

С этим Хенк покинул комнату.

По очереди мы освободились, вышли в предбанник и стали одеваться. Надевание трусов доставляло дискомфорт полувставшим истерзанным членам. Лучше бы мы отправились домой голыми. Наши шаги были осторожным, даже легкое касание одежды вызывало адскую боль. 

В зале клерк выдал нам свидетельства о наказании. Мы молча вышли за дверь заведение и разошлись даже не сказав друг другу "прощай".

Эпилог

Я больше никогда не встречал ни Шона, ни Джона. С остальными ребятами мы общались.

После наказания мы пробовали различные крема и лосьоны, следовали рецептам, которыми делились друг с другом. К счастью, Хенк был прав – раны заживали. Правда, первые два дня было больно пИсать, зонд хорошо потрахал мою уретру.

***

Мы стали ближе с Джеем. Сара бросила его, узнав что он импотент, по крайней мере, на эти две недели.

«Мелкая блять!», - обозвал он её.

«Не такая уж и мелкая! Она предпочла твой стручок моему большому инструменту!», - пошутил я.

«Этом потому, что я умею им пользоваться», - добавил Джей, и мы оба засмеялись.

***

Дней через десять, я забежал в мексиканскую закусочную, где за столиком заметил Абделя. Он был один и, заприметив меня, заметно покраснел.

«Эй, чувак! Хочешь выпить?», - предложил я.

«Конечно!», - согласился он.

Мы говорили о разном. Я узнал, за что его приговорили. Он ездил по липовому социальному проездному. «По мнению судьи, подделка документа удостоверяющего личность», - фыркнул Абдель.

«Как твой дружок?», - поинтересовался он.

«Спасибо! Уже неплохо! А твой?»

«Я не знаю. Вроде лучше, но он по прежнему ужасен. По правде, я не уверен, что всё нормально», - произнёс он.

«Хочешь показать мне?», - спросил я.

Он несколько удивился и снова покраснел.

«Ну, давай! Ты уже всё видел!», - согласился Абдель.

«Может в туалете?!», - предложил я ему.

Мы вышли в туалет и закрылись в кабинке. В замкнутом пространстве мы были так рядом, как не должны быть парни.

Абдель расстегнул ремень брюк и спустил их вместе с боксерами. Его красивый, оливково-коричневый, весьма длинный член снова был перед моими глазами. Но на этот раз, пенис сплошь был покрыт чёрными синяками.

«Не беспокойся», - сказал я. «Нужно время на заживление! Мой такой же».

Я достал свой член в доказательство.

Почему важно оставить свой комментарий к этой статье?

Комментарии помогают нам понять, какие материалы особенно интересны нашим читателям. Это делает сайт лучше, мы будем публиковать ещё больше статей на волнующие вас темы. Если что-то не понравилось – мы тоже учтем )))

Правила оставления комментариев

"Мягкое" мужское наказание: 4 комментария

  1. Ivars Vitols

    Острумная технология. Это, когда я необездвижен со стояком перед садистом. Ужасно уже само приготовление к зкзекуции.

  2. Kit.

    Поражëн!Раньше никогда о подобном не слышал!
    По моему мнению,такое может изобрести лишь садист-инквизитор! Нормальному человеку подобное в голову не взбредëт!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>